Дело фотографов: больше не шпионы

Тема: 

Страна: 

Решение апелляционного суда – это новая страница в биографии фотографов, говорит одна из них, Натия Геденидзе. Биографии, в которой больше нет графы с пометкой «шпионаж». Тогда, в 2011 году, говорит Натия, их насильно заставили признаться в том, чего они не совершали, и на основании этих показаний признали виновными: Натию, ее супруга – Ираклия Геденидзе, Зураба Курцикидзе и Георгия Абдаладзе.

«Для какой-то части общества, которая не была знакома с нами, это фактически было свидетельством того, что все это могло быть правдой. Никто не знал, какими методами и какой ценой были добыты эти признания. Это не особо фигурировало и в каких-либо архивах. Вчера тбилисский апелляционный суд фактически аннулировал приговор, вынесенный семь лет назад, и теперь те, у кого были какие-то сомнения, могли убедиться в том, что мы никогда не совершали преступление, которое на нас "повесили"».

Между тем следствие еще не окончено. Официально не установлено, кто спланировал «весь этот абсурд» и отдал соответствующий приказ, говорит Натия. Впрочем, известны те, кто привел в план в действие: в 2017 году к шести годам лишения свободы приговорили бывшего высокопоставленного чиновника контрразведки Давида Девнозашвили, к двум – бывшего директора тюрьмы № 8 Александра Мухадзе. В то же время у самих фотографов нет сомнений, что вся история со шпионажем – это месть тогдашних властей.

«Фотографы, которые снимали разгон митинга 26 мая, параллельно распространяли материал через международные СМИ – эти тяжелые, я подчеркиваю, документальные кадры. Для той власти эти действия были нежелательными, поэтому они решили наказать тех, кто сделал эти фотографии, распространил и передал международным СМИ. Ираклий Геденидзе, который был личным фотографом президента, по завершении процесса хотел забрать личные вещи с работы. Глава администрации в ту пору, сегодня депутат парламента Ирма Надирашвили, тогда бросила ему, что, мол, о чем ты думал, когда шлялся на этих митингах».

«Дело фотографов было ошибкой», – сказал накануне в эфире Palitranews Гиги Угулава – один из лидеров «Европейской Грузии», который во времена «Нацдвижения» был мэром столицы. Впрочем, после этой фразы все-таки последовало «но»: Угулава назвал фотографов «спекулянтами» и «обычным пропагандистским оружием в руках нынешней власти».

«Одно дело, кто там ошибся, а другое – что делают «Грузинская мечта» и эти люди (фотографы) сегодня. Я и сегодня не знаю, шпионы они или нет, потому что не доверяю этому суду и этой прокуратуре».

«Гиги Угулава и все его окружение прекрасно знают, что мы невиновны», – заявил сегодня в ходе пресс-конференции фотограф Георгий Абдаладзе. Он полагает, что представителям бывшей власти стоило бы извиниться – они бы так и поступили, останься у них хоть капля совести, сказал фотограф.

Весь этот процесс можно будет считать завершенным только тогда, когда фотографы получат компенсацию и будут полностью реабилитированы, полагает правозащитница Лия Мухашаврия. Хотя, по ее словам, подобного в Грузии не происходило никогда – во всяком случае, размер компенсация пока еще ни разу не был справедливым.

«Если это дело, ввиду того, что оно касается журналистов, фоторепортеров и имело большой международной резонанс, станет первым прецедентом в этом смысле, я буду только рада».

Между тем есть еще один важный аспект, на котором акцентирует внимание правозащитница: это материалы дела, с которых по сей день не снят гриф «секретно».

«Именно их пытается скрыть прокуратура, для того чтобы не были выявлены те люди, которые непосредственно ответственны за то беззаконие, которое было совершено. Они должны быть рассекречены и опубликованы».

В пресс-службе прокуратуры тем временем заверяют, что гриф секретности был снят с 99% материалов дела. Засекреченными остались лишь незначительные для процесса детали, такие как план президентского дворца и пр. Однако то дело, о котором говорят в прокуратуре, – это расследование преступлений, совершенных в отношении фотографов. А дело, которое было возбуждено против них в 2011-м, «никогда не было в прокуратуре», заявили в пресс-службе ведомства. Его начала Служба госбезопасности. А вот какие материалы с пометкой «секретно» хранятся в архивах самого закрытого, по оценке третьего сектора, ведомства – можно только гадать.

https://www.ekhokavkaza.com/a/29617471.html