"Закидывали в автобус как мешки"

Тема: 

Страна: 

Как и почему были избиты участники акции 8 октября на Манежной площади в Москве
Акция протеста сторонников Алексея Навального 7 октября в Москве завершилась без задержаний, однако молодые люди, вышедшие на следующий день – 8 октября – на Манежную площадь, оказались задержаны с применением насилия и доставлены в отделения полиции, суды и даже в больницы. Среди пострадавших активистов оказались двое несовершеннолетних – молодой человек и девушка. Сейчас они находятся в больнице – у обоих сотрясение мозга, а у девушки еще травмирована рука.

По словам молодых людей, при задержании их избили, в отделении полиции – угрожали, а сейчас руководство техникума, где они учатся, может исключить их из-за участия в оппозиционной акции.

16-летний студент Жуковского авиационного техникума им. Казакова Федор Щетинин оказался 8 октября на Манежной площади со своей девушкой Анастасией. По словам молодого человека, на улицу их вывело желание "добиться справедливости в этой стране". До этого оба выходили и на протестное мероприятие 7 октября на Тверской улице, а Федор участвовал также и в акции 12 июня.

8 октября, по его словам, он вместе с девушкой общался со знакомыми ребятами на Манежной площади, когда к ним подъехали сотрудники полиции и грубо стали задерживать без объяснения причин. Федор оказался в больнице с сотрясением мозга. Вот что рассказал Радио Свобода Федор Щетинин:

– Я вышел из здания торгового центра "Охотный ряд" и пошел на Манежную площадь – просто постоять в знак протеста. Ничего не говоря, не крича, без лозунгов, без плакатов, без всего. Я был со своей девушкой. И там была еще группа людей, с которой мы в процессе познакомились. Потом мы увидели, как в нашу сторону едут два пазика, из них вышли сотрудники полиции без опознавательных знаков, жетонов. Когда они к нам подходили, они спросили нас, почему мы взялись за руки? Мы сказали, что мы их боимся. Они спросили, почему мы их боимся. И в этот момент началось очень жестокое задержание.

Нас закидывали в автобус не как людей, а как мешки
​– Что с вами произошло в момент задержания?

– Все травмы были получены, когда нас закидывали в автобус, не как людей, а как мешки. Возможно, они нас не считают людьми. Просто взяли и закинули. Когда я упал, то некоторое время не мог подняться и в это время получил несколько ударов ногами. Один пришелся на голову, один на бок. Мы просили их представиться, требовали сказать основания, на которых нас задерживают, но они молчали. Дальше они стали рыться в наших сумках и отнимать вещи, например еду. Нам сначала долго не говорили ничего, потом сказали про ОВД "Коптево", потом нас возили кругами, и потом уже сказали, что везут в ОВД "Аэропорт". Там мне было плохо, я пытался добиться того, чтобы вызвали скорую, и ее вызвали только тогда, когда уже пришел адвокат. А основные проблемы были у Насти.

– Почему вы решили принять участие в этой акции, что вами двигало?

– Желание изменить то, что сейчас есть, добиться справедливости, чтобы эта страна была наконец-то пригодной для жизни людей, а не только верхушки.

– Как ваше самочувствие сейчас?

– Мне, в принципе, получше, чем было в последнее время.

– Насколько я понимаю, из-за вашего участия в этой акции у вас могут возникнуть проблемы с учебой.

– Да, с техникумом. Мы с девушкой там учимся оба, и наших родителей вызывали в техникум и сказали некоторые размытые фразы, что если придут документы из ОВД, то нас исключат. Наша активность не радует не руководителей техникума, а полицию и власти. Администрация лишь исполняет приказы сверху.

– Вы сами готовы выходить еще на какие-то подобные акции, если их будут организовывать Навальный или кто-то еще?

– Навальный – категорически нет! Для начала нам надо разобраться с тем, что сейчас с нами, а потом уже думать, что делать дальше.

Вот рассказ о задержании Анастасии, девушки Федора Щетинина:

Мне сразу же сказали: "У тебя не будет адвоката, никого вообще, кроме инспектора. Я твой единственный законный представитель"
– Меня не били, только схватили за волосы. При задержании, когда меня тащили, мне вывихнули руку, и несколько ушибов я получила, когда меня закидывали. Получилось так, что сверху на меня закинули двух взрослых людей. В больнице меня сопровождали два сотрудника полиции, они называли меня симулянткой. Когда мне нужно было заходить в кабинет, они говорили: "Возьми с собой куртку, а то еще потом скажешь, что мы у тебя что-то украли". А у меня была больная рука, я не могла ничего носить. Мне было это очень неприятно. Потом был разговор с инспектором по делам несовершеннолетних. Мне сразу же сказали: "У тебя не будет адвоката, никого вообще, кроме инспектора. Я твой единственный законный представитель, и только со мной ты будешь разговаривать". Когда пришел адвокат, его выгнали из кабинета. Мне, конечно, про 51-ю статью рассказали, но когда я попыталась ею воспользоваться, мне не разрешили. Мне сказали, что я все должна рассказать инспектору, пока не приедет мама. Мама пришла, но ее вызвали почему-то очень поздно, то есть гораздо позже, чем родителей моего друга. Она приехала аж к девяти часам вечера.

Я пыталась прочитать, что я подписываю, а мне говорили: "Ты что, у юристов набралась этого? А ну, давай подписывай"
В ОВД меня привезли в очень плохом состоянии, у меня было сильное головокружение, и до этого сотрудники полиции отняли у нас еду, поэтому с утра никто из нас ничего не ел. Мысли у меня путались. Вместе с инспектором там почему-то сидели несколько сотрудников полиции, которые иногда подшучивали, язвили насчет того, что я говорю. Когда пришло время подписывать протокол, приехала еще моя мама, и если бы я не подписала, мне бы такое устроили! Когда пришло время все это подписывать, я попыталась прочитать, что я подписываю, а мне говорили: "Ты что, у юристов набралась этого? А ну, давай подписывай". Отбирали листок, если я читала, или как-то двигали его так, что я не могла прочесть, и возвращали его назад со словами: "Подписывай давай!" Мои нервы не выдержали, и я немного прикрикнула, попросила мне не мешать. Тогда сидевшие рядом сотрудники полиции и инспектор подняли меня на смех.

Отец Федора Щетинина Сергей называет задержание сына незаконным и поясняет, что семья будет обжаловать это решение. Однако сейчас, по словам Сергея Щетинина, необходимо дождаться выздоровления сына и разрешения ситуации с учебой:

Нет никаких гарантий, что на них не начнут давить и они не решат его и правда исключить
– Жене позвонили из техникума, где он учится, и стали стращать, что сейчас мы соберем педсовет, как обычно. У него с собой студенческий билет был, они узнали, где он учится, и туда сообщили. Он учится в Жуковском авиационном техникуме, на первом курсе. После 9-го класса он туда пошел и только в сентябре начал учиться.

– В отношении вашего сына составили какой-то протокол после задержания?

– Когда жена поехала за сыном, она сначала поехала в отделение, потом, когда она почти доехала, ей сказали, что его увезли в больницу, она поехала в больницу. Я просил жену после больницы заехать в отделение и забрать документы, какие там есть, сыну на руки ничего не выдавали. Жена позвонила в отделение и по телефонуей сказали, что никакого протокола и других документов нет. Тогда они с сыном поехали домой. А сегодня позвонила какая-то женщина из московской милиции и сказала, что у нее есть какие-то вопросы: "Мы вам послали письмо, там что-то надо выяснить". Я посмотрел еще раз Административный кодекс, там четко указано, что дела об административных нарушениях несовершеннолетних рассматриваются исключительно по месту жительства. В общем, они послали письмо, придет письмо – почитаем. Теперь они должны переслать материалы по месту жительства, если они есть. Если она позвонила, значит, у них там осталось что-то? По закону это должен быть только протокол, никакого другого основания быть не может. Вряд ли там были жалобы граждан, живущих на Манежной площади, которые сказали, что они им мешали. То есть там что-то шевелится.

– Как вы считаете, как будет развиваться ситуация с техникумом? Это все пока только на словах?

– Я по своему опыту знаю, с ними я не говорил, но, как говорится: надейся на лучшее – готовься к худшему. Надеюсь, что они просто пугают, проведут с ним какую-нибудь разъяснительную работу. Ну, как всегда. С другой стороны, нет никаких гарантий, что на них не начнут давить и они не решат его и правда исключить. Хотя мой сын говорит, что с каким-то мальчиком там такое было, но он до сих пор учится. Тут, конечно, раз на раз не приходится, сами понимаете. Позвонит им кто-нибудь из милиции в управление образования областное, те позвонят в районное, те позвонят в техникум и скажут что-то такое, из-за чего они могут реально решить отчислить. Само по себе задержание незаконно, я считаю, поскольку они ничего не нарушали.

Морально я его поддерживаю, но с родительской точки зрения я считаю, что сейчас надо сосредоточиться на учебе все-таки
​– Вы будете поддерживать сына, если он решит участвовать еще в каких-то протестных акциях?

– Морально я его поддерживаю, но с родительской точки зрения я считаю, что сейчас надо сосредоточиться на учебе все-таки. А с точки зрения этого дела надо готовить материалы, документы из одной больницы, из другой больницы, из полиции получим что-нибудь, и будем обращаться в Следственный комитет и дальше. Такие действия с нашей стороны намного больше проблем доставят власти, чем если он пойдет еще раз на улицу, получит по голове снова и его отчислят из техникума.

– А вы сами участвуете в каких-то таких мероприятиях протестного толка?

– Нет, я в 2011 году ходил, в начале 90-х участвовал. А сейчас я в этом большого смысла практического не вижу. Но если люди считают, что надо, очень хорошо, и я только за. Но лично я смысла не вижу сейчас выходить – просто подставляться.

– Вы думаете, все эти нынешние акции не изменят ничего?

– По большому счету, конечно, ничего не изменят. Никакими уличными акциями, хоть 10 миллионов выведи, власть не сменишь, эту власть. Этот режим пришел к власти через кровь. Они устроили взрывы домов, они устроили предвыборную войну, они убили в Чечне десятки тысяч человек, и что, они увидят, что на улицу вышел миллион человек, заплачут и уйдут? Никуда они не уйдут! – заключает Сергей Щетинин.

Правозащитник Сергей Шаров-Делоне рассуждает о том, почему акции 7 октября прошла мирно, а на следующий день молодые активисты оказались в автозаках:

– Кроме того, что просто решили в день рождения Путина не устраивать скандалы, версий других нет. У нас первый раз за последние годы такая вот просто Европа была 7-го числа, когда никого не задерживали, что, вообще говоря, строго проистекает из наших обязательств, принятых при вступлении в Совет Европы, о том, что такие демонстрации должны быть разрешены. Кстати сказать, это очень интересный был опыт – никого не задерживали, никого не прессовали. Что случилось? А ничего не случилось, витрины не били, "коктейли Молотова" не бросали, машины не жгли, никого не обидели. Нет, это оказался неудачный опыт, по мнению властей, потому что ну как так, теперь же они будут все время ходить так мирно! Вот теперь не мир.

Всего 8 октября на Манежной площади были задержаны девять человек и доставлены в ОВД "Аэропорт". По словам активиста Степана Фесова, который также оказался среди задержанных, протоколы об административном правонарушении полиция составила с нарушением – спустя больше чем три часа после задержания. Всем, за исключением одного человека, предъявлены обвинения по статье 20.2.5 КОАП – "Нарушение порядка проведения публичного мероприятия", что чревато штрафом до 20 тысяч рублей или же общественными работами. Дела несовершеннолетних активистов рассматривает не суд, а комиссия по делам несовершеннолетних по месту жительства.

Один из участников той акции – 19-летний студент Никита Ряднов – по решению суда получил 20 суток административного ареста. Суд признал его виновным в повторном нарушении порядка проведения публичного мероприятия – его уже оштрафовали на 15 тысяч после акции 26 марта.

https://rus.azattyk.org/a/28791104.html