Суд по делу журналиста Абдулмумина Гаджиева продолжил допрашивать свидетелей обвинения

Тема: 

Страна: 

17 июня прокурор Мурад Алиев заявил ходатайство о том, чтобы суд ограничил представителям СМИ доступ на процесс или вовсе не допускал их. По его мнению, после каждого заседания в интернете появляются публикации, которые формируют негативное мнение о стороне обвинения и правоохранительных органах, также они оказывают давление на свидетелей, которые ещё не допрошены.
Судья отказал в удовлетворении этого ходатайства и обосновал такое решение тем, что процесс является публичным, а СМИ выполняют свою работу. Но, добавил он, если в суд поступит информация от спецслужб, что кто-то из слушателей воздействует на свидетелей, «будут использованы все рычаги воздействия». Судья попросил СМИ «высказываться по делу аккуратно».
После этого продолжили допрашивать свидетелей обвинения. Первым допросили Тагира Алиева (троюродный брат Абубакара Риванова и родной брат Карима Алиева — проходит фигурантом в рассматриваемом уголовном деле, был соучредителем фонда «Ансар» вместе с Ризвановым. — Прим. ПЦ «Мемориал»).
По существу дела он ничего пояснить не смог, из подсудимых знаком только с Ривановым, о других даже не слышал. Свидетель лично не знаком с Исраилом Ахмеднабиевым (проповедник Абу Умар Саситлинский, с которым аффилированы все указанные в деле Гаджиева фонды и которому вменяют организацию финансирования терроризма; отрицает свою причастность к террористической деятельности; покинул Россию в 2014 году. — Прим. ПЦ «Мемориал»), но знает, что Карим с ним работал. О связях последнего с фондом «Ансар» ему тоже ничего не известно. Алиев сказал, что его брат не имеет никакого отношения к финансированию терроризма.
Прокурор заявил ходатайство об оглашении показаний Тагира Алиева, которые он давал на предварительном следствии, так как «они расходятся с тем, что он рассказал в суде». Адвокат Арсен Шабанов возразил и сказал, что оглашение этих показаний недопустимо. Следствие ввело в заблуждение Алиева, предупредив его об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний, хотя по закону как близкий родственник подследственного, он не был обязан давать эти показания.
Суд удовлетворил ходатайство и указал, что суд определит допустимость этого доказательства при вынесении приговора.
В предыдущих показаниях Тагир Алиев рассказал, что из-за разницы в возрасте он мало общался с Каримом и тот ему ничего не рассказывал. Он работал в своей студии «Худа Медиа», пока в 2016 году не уехал в Турцию с семьёй. В студии записывали и реализовывали религиозные лекции, также переводили их на русский язык. С 2009 года по 2013 год Карим дружил с Ахмеднабиевым, который регулярно обращался к нему для записи своих лекций об исламе. Ахмеднабиев, Ризванов и Алиев учредили фонд «Ансар» для сбора денег на строительство школы-хафизов в селе Новосаситли. Рассказал ему об этом не брат, и он не знает, сколько денег они собрали. Лично с Ахмеднабиевым он не знаком.
Тагир Алиев сказал, что подтверждает показания, которые давал на предварительном следствии. Ризванов обратил внимание свидетеля на то, что в этих показаниях он утверждает, что брат ему ничего не рассказывал и там же рассказывает о его дружбе с Саситлинском и о том, что они вместе учредили фонд. Он попросил разъяснить эти противоречия.
Алиев ответил, что всё это ему рассказал следователь, а он только соглашался с ним и отвечал «может быть».
Свидетель Батыр Алиев, брат Тагира Алиева, сказал, что с подсудимыми, кроме своего родственника Ризванова, не знаком, ничего не знает об их связях с террористами. Ему также ничего не известно о делах брата, кроме того, что он владел магазином по продаже парфюмерии. Уверен, что он не причастен к финансированию терроризма. Про деятельность благотворительного фонд «Ансар» он узнал из интернета, в частности, что они помогали бедным продуктами питания. Об Ахмеднабиеве ему тоже известно из интернета. Про Гаджиева узнал из СМИ, когда против него возбудили уголовное дело.
Прокурор ходатайствовал об оглашении показаний Батыра Алиева, которые он давал на предварительном следствии. Суд удовлетворил ходатайство, хотя защита возражала — его также ввели в заблуждение, сказав, что отказ от дачи показаний влечет за собой уголовную ответственность.
Батыр рассказал на предварительном следствии практически то же самое, что и его брат Тагир, кроме того, что учредителем фонда «Ансар» был Ахмеднабиев.
Он подтвердил эти показания, но добавил, что не знает, кто учредил фонд, «возможно, он не так понял вопрос следователя».
Ризванов попросил уточнить, откуда ему известно о дружбе Карима с Ахмеднабиевым. Свидетель ответил, что «видел их вместе в соцсетях». Он сказал, что ничего не знает о том, что Ахмеднабиев обращался в студию его брата, и не помнит, чтобы давал такие показания.
Следующее заседание назначено на 1 июля в 10 часов.
Абдулмумина Гаджиева задержали 14 июня 2019 года. Перед этим у него дома прошли обыски. Через четыре дня Гаджиева арестовали, а затем, 22 июля, ему официально предъявили обвинение, изменив его роль с непосредственного финансиста террористов на идейного вдохновителя. Показания на журналиста дал другой обвиняемый по этому делу Кемал Тамбиев — как он заявил, под пытками.
14 апреля 2020 года против Гаджиева возбуждено новое уголовное дело об участии в экстремистской организации (ч.2 ст.282.2 УК РФ).

https://memohrc.org/ru/news_old/sud-po-delu-zhurnalista-abdulmumina-gadz...